Добросовестный приобретатель ГК РФ судебная практика

О добросовестном приобретателе

По вопросу доказывания добросовестности приобретателя существовали различные подходы. В изначальной редакции п. 38 совместного постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22) было указано, что по спорам об истребовании имущества из чужого незаконного владения приобретатель должен доказывать свою добросовестность. При этом в судебной практике были сформулированы достаточно жесткие требования к «стандарту добросовестности» приобретателя недвижимой вещи. Учитывались наличие записи в ЕГРН о праве собственности отчуждателя объекта, факт осмотра объекта до его приобретения, ознакомление приобретателя со всеми правоустанавливающими документами на недвижимость и выяснение оснований возникновения у продавца права собственности (см., например, Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утв. Президиумом ВС РФ 01.10.2014).

Однако в 2015 г. приведенный абзац Постановления № 10/22 был исключен, что позволило некоторым исследователям на основании ст. 10 ГК РФ делать вывод о презумпции добросовестности приобретателя по соответствующей категории споров.

В соответствии с принятыми изменениями для действия презумпции добросовестности лицу при приобретении недвижимой вещи достаточно ознакомиться с данными ЕГРН в отношении объекта и убедиться, что его собственником является отчуждатель и какие-либо обременения/отметки, исключающие право отчуждателя, отсутствуют. При этом сохраняется возможность опровержения добросовестности приобретателя в судебном порядке. Данный подход соответствует принципу публичной достоверности реестра и снимает с приобретателя риск невозможности установления правомерности приобретения объекта предшествующими обладателями.

При этом новая редакция предполагает иное соотношение срока исковой давности по виндикационному иску собственника и срока приобретательной давности эти сроки текут параллельно, являются различными, и момент начала течения данных сроков определяется также по-разному.

Проблема добросовестных приобретателей

Представьте, что вы купили автомобиль, земельный участок или квартиру, а потом узнаете, что лицо, которое вам продало это имущество, приобрело право собственности на эти объекты обманным путем. К примеру, с помощью поддельных документов, или же в результате мошенничества .

Случай достаточно распространенный, и даже есть относительно популярная местечковая схема развода на деньги, когда в сговоре с местной администрации какой-нибудь совсем старый и больной старичок, не подлежащий уже осуждению на реальный срок, получает в собственность по поддельным документам земельный участок — и потом оперативно его перепродает, с последующим изъятием у горе-покупателя.

Я лично сталкивался с такими вариантами недоказуемого квалифицированного мошенничества в Пушкинском районе Московской области и в пос. Валентиновка, что под Королевым.

Но мы отвлеклись. Далее вы получаете виндикационный иск и понимаете, что приобретенное имущество вернется к первоначальному собственнику. Вам же взыскивать с продавца, но для этого надо, чтобы вас признали добросовестным приобретателем. Но свою добросовестность еще придется доказать в суде, и это далеко не так просто.

В этом главная проблема. А теперь посмотрим, как это было до 2020 года, и как будет после его наступения.

Итак, до 2020 года, когда вступили в силу соответствующие поправки в Гражданский кодекс РФ , бремя доказывания добросовестности лежало на приобретателе.

Судебная практика в отношении добросовестного приобретателя

Приобретение недвижимости – процедура достаточно сложная, связанная с определенными рисками. Одна из основных задач покупателя максимально обезопасить себя от негативных последствий, возникновение которых возможно после оформления права собственности на желаемую недвижимость.

На практике довольно распространенной является ситуация, когда после совершения сделки купли-продажи покупатель – новый законный собственник недвижимости, заплативший за нее немалую сумму, вдруг получает повестку в суд, по которой он привлекается в качестве ответчика по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения, предъявленному объявившимся законным собственником. Что делать в такой ситуации?

В подобных случаях необходимо помнить о наличии в современном гражданском законодательстве такого юридического понятия как «добросовестный приобретатель».

Судебная практика на этот счет достаточно неоднозначная, но довольно интересная для ее анализа и изучения.

Прежде чем перейти к освящению судебной практики по данному вопросу, необходимо разобраться, как определяется понятие «добросовестный приобретатель» действующим законодательством.

Добросовестным приобретателем в силу ст. 302 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) является лицо, которое не знало и не могло знать, что приобрело возмездно имущество у лица, не имеющего право на отчуждение.

Таким образом, добросовестным приобретателем является лицо, обладающее в совокупности следующими двумя признаками:

– приобретенное таким лицом имущество получено от субъекта, который не имел права заключать сделки ( юридическое лицо, частный субъект или государственный орган);

– указанное лицо не знало (и не могло знать) о том, что права законного собственника нарушаются.

Суть дела заключалась в следующем:

21 июня 2007 года на имя В.А. Соколовой по поддельным документам было выдано свидетельство о праве на наследство в отношении жилого помещения, собственник которого Б.В. Соколов скончался в 1994 году. При этом, как было установлено следствием, Б.В. Соколов не имел наследников ни по завещанию, ни по закону.

В последствие данная квартира стала предметом договоров купли-продажи от 23 июля 2007 года и от 15 августа 2007 года.

28 апреля 2008 года указанную квартиру приобрел А.Н. Дубовец.

При этом в договоре купли-продажи цена жилого помещения была указана в размере 999 000 руб., однако согласно имеющимся в деле копиям расписок продавец получил от А.Н. Дубовца помимо суммы, указанной в договоре, еще 6 001 000 руб.

В связи с завершением уголовного дела город Москва в лице Департамента городского имущества 5 ноября 2014 года обратился с исковыми требования к А.Н. Дубовцу, Н.А. Дубовец и нотариусу, выдавшему свидетельство о праве на наследство в отношении приобретенного А.Н. Дубовцом жилого помещения.

Решением Никулинского районного суда города Москвы от 26 мая 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 декабря 2015 года, данные исковые требования удовлетворены частично: спорное жилое помещение истребовано из владения А.Н. Дубовца, постановлено выселить из него А.Н. Дубовца и Н.А. Дубовец, признано право собственности города Москвы на это жилое помещение; в остальной части (о признании недействительными свидетельства о праве на наследство и свидетельства о государственной регистрации права на недвижимое имущество) в удовлетворении исковых требований отказано.

В передаче кассационных жалоб на данные судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции также отказано (определение судьи Московского городского суда от 10 марта 2016 года и определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 мая 2016 года).

Удовлетворяя исковые требования города Москвы, суд первой инстанции сослался на то, что спорное жилое помещение является выморочным имуществом, выбыло из владения города Москвы помимо воли собственника в результате противоправных действий третьих лиц и на основании статей 301 и 302 ГК РФ подлежит истребованию из владения А.Н. Дубовца, который не представил доказательств того, что он является добросовестным приобретателем спорного жилого помещения. По мнению же суда апелляционной инстанции, доводы о добросовестности приобретателя жилого помещения не имеют правового значения, поскольку имущество выбыло из владения собственника помимо его воли.

Вслед за Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) Конституционный Суд РФ признал, что интерес добросовестного приобретателя выше публичного интереса (интереса неопределенного круга лиц) и указал на следующие моменты.

Правовое регулирование, в соответствии с которым защита прав лица, считающего себя собственником имущества, возможна путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются предусмотренные статьей 302 ГК РФ основания, дающие право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.), отвечает целям обеспечения стабильности гражданского оборота и направлено в целом на установление баланса прав и законных интересов всех его участников.

Приведенная правовая позиция была сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 21 апреля 2003 года № 6-П применительно к отношениям с участием граждан и юридических лиц.

Что касается отношений по поводу истребования жилых помещений из владения граждан по искам публично-правовых образований, в собственность которых оно ранее поступило как выморочное имущество, то применительно к этим отношениям необходимо учитывать их специфику, обусловленную тем, что к публично-правовым образованиям, хотя они и вступают в гражданские правоотношения на равных началах с другими участниками гражданского оборота, нормы гражданского законодательства, относящиеся к юридическим лицам, могут быть применимы, только если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов ( п. 2 ст. 124 ГК РФ).

Переход выморочного имущества в собственность публично-правового образования независимо от государственной регистрации права собственности и совершения публично-правовым образованием каких-либо действий, направленных на принятие наследства, не отменяет требования о государственной регистрации права собственности.

Собственник имущества, по общему правилу, несет бремя содержания принадлежащего ему имущества ( ст. 210 ГК РФ), что предполагает и регистрацию им своего права, законодательное закрепление необходимости которой, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, является признанием со стороны государства публично-правового интереса в установлении принадлежности недвижимого имущества конкретному лицу.

Бездействие же публично-правового образования как участника гражданского оборота, не оформившего в разумный срок право собственности, в определенной степени создает предпосылки к его утрате, в том числе посредством выбытия соответствующего имущества из владения данного публичного собственника в результате противоправных действий третьих лиц.

При регулировании гражданско-правовых отношений между собственником выморочного имущества и его добросовестным приобретателем справедливым было бы переложение неблагоприятных последствий в виде утраты такого имущества на публично-правовое образование, которое могло и должно было предпринимать меры по его установлению и надлежащему оформлению своего права. В правовом демократическом государстве, каковым является Российская Федерация, пренебрежение требованиями разумности и осмотрительности при контроле над выморочным имуществом со стороны собственника – публично-правового образования в лице компетентных органов не должно влиять на имущественные и неимущественные права граждан, в частности добросовестных приобретателей жилых помещений.

В указанном аспекте оспоренное положение ст. 302 ГК РФ признано соответствующим Конституции Российской Федерации.

Конституционный Суд, кроме того, признал оспоренное положение не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно допускает истребование как из чужого незаконного владения жилого помещения, являвшегося выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя, который при возмездном приобретении этого жилого помещения полагался на данные Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН) и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности на него, по иску соответствующего публично-правового образования в случае, когда данное публично-правовое образование не предприняло своевременных мер по его установлению и надлежащему оформлению своего права собственности на это имущество.

Конституционный Суд прямо указал на необходимость судебного пересмотра дела Александра Дубовца в установленном законом порядке.

Указанное дело было пересмотрено по новым обстоятельствам в порядке п. 3 ч. 4 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ). При повторном рассмотрении дела Никулинским районным судом города Москвы доводы Александра Дубовца о его добросовестности как приобретателя были признаны «заслуживающими внимания», а выводы, изложенные в Постановлении № 16-П, стали основанием для отказа в удовлетворении изначальных требований департамента города Москвы.

Суд постановил, что право собственности Александра Дубовца на ранее истребованную у него квартиру должно быть восстановлено, а само судебное решение – являться основанием для вселения заявителя в квартиру.

Необходимо отметить, что вынесение вышеуказанного Постановления № 16-П послужило основанием для правоприменительных последствий и для тех граждан, чьи дела рассматривались в Конституционном суде до принятия данного Постановления. По общему правилу Суд в таких случаях выносит определения по жалобе и признает, что у лиц, чьи жалобы поступили до вынесения им Постановления, также возникает право на пересмотр их дел по новым обстоятельствам в порядке п. 3 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

Еще одним примечательным судебным актом, связанным с истребованием недвижимого имущества у добросовестного приобретателя, является Определение Верховного Суда РФ от 01.02.2018 № № 305-ЭС17-13675.

Согласно данному определению лицо может быть признано добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неправомочным отчуждателем.

Ситуация, рассматриваемая данным судебным актом, заключалась в следующем.

В 2010 г. Администрация заключила с ОАО договор аренды земельного участка сроком на 15 лет. Впоследствии ОАО и Общество заключили соглашение о передаче последнему прав и обязанностей арендатора по договору аренды в пределах срока его действия. Затем Общество заявило о намерении построить на участке предприятие для переработки и хранения сельскохозяйственной продукции, что и было сделано после получения соответствующих разрешений.

В дальнейшем Общество приобрело указанный земельный участок в собственность, в связи с нахождением на данном земельном участке принадлежащих Обществу объектов недвижимости, на основании договора купли-продажи от 10.09.2014.

03.11.2015 указанный земельный участок с расположенными на нем объектами недвижимого имущества были проданы Обществом по договору купли-продажи Агросервису.

Проверкой Министерства имущественных отношений было выявлено существенное превышение площади проданного Обществу участка по отношению к площади здания, расположенного на нем на момент продажи.

В связи с этим Администрация обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи участка, заключенного между Администрацией и Обществом, применении последствий данной сделки в виде признания недействительным договора купли-продажи между Обществом и Агросервисом о прекращении права собственности последнего на данный участок и исключении из ЕГРП соответствующей записи, а также об истребовании участка из чужого незаконного владения Агросервиса. В качестве основного довода истец указал, что земельный участок был предоставлен Обществу в собственность с нарушением законодательства.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спорные договоры купли-продажи являются недействительными, однако не истребовал участок из владения Агросервиса, признав его добросовестным приобретателем по возмездной сделке, поскольку участок выбыл из владения собственника по воле Администрации, осуществляющей распоряжение им, и при ее активном участии.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом первой инстанции о ничтожности спорных договоров купли-продажи, но, сославшись на ст. 273, 301, 302 ГК РФ и ст. 36 (в редакции от 10.09.2014, действовавшей на момент заключения договора купли-продажи) и 11.9 Земельного кодекса РФ, все же истребовал спорный земельный участок из владения Агросервиса и обязал передать его Администрации, посчитав, что компания не может быть признана добросовестным приобретателем. Эту позицию поддержал и окружной суд.

Однако судебная коллегия ВС РФ посчитала, что суд первой инстанции, признавая недействительным договор купли-продажи, заключенный Обществом и Агросервисом, а другие суды, отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в иске Администрации об истребования спорного участка из владения Агросервиса и удовлетворяя данное требование Администрации, неправильно применили нормы материального права.

Суд сослался на п. 1 ст. 302 ГК РФ, которой установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать, то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Читайте также:  Договор найма квартиры: виды, нюансы оформления

Также ВС РФ сослался на позицию ЕСПЧ, согласно которой, если речь идет об общем интересе, публичным властям надлежит действовать своевременно, надлежащим образом и максимально последовательно. ЕСПЧ также указывал, что ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно при отсутствии иных конфликтующих интересов; риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица.

Верховный Суд также указал, что у апелляционного и кассационного судов не было оснований для опровержения вывода первой инстанции о признании Агросервиса добросовестным приобретателем, со ссылкой на то, что он должен был предположить незаконность сделки по предоставлению участка в собственность Общества ввиду существенного превышения площади участка по отношению к размерам расположенных на нем объектов недвижимости. Нарушение предусмотренного ранее действовавшими ст. 33 и 36 Земельного кодекса РФ порядка предоставления земельного участка в собственность Общества является основанием для признания договора недействительным, но не может быть в данном деле критерием для оценки добросовестности последнего приобретателя участка.

Также Суд отметил, что истребование в пользу Администрации у Агросервиса земельного участка, на котором расположены законно приобретенные им объекты недвижимости, противоречит закрепленному в подп. 5 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса РФ принципу единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов.

ВС РФ указал, что поскольку надлежащим способом защиты интересов собственника является виндикационный иск, предъявляемый к последнему приобретателю имущества, и в данном деле спор о праве собственности на участок между Администрацией и Агросервисом подлежал рассмотрению только путем предъявления виндикационного иска, в удовлетворении которого суд первой инстанции правильно отказал, у судов не имелось правовых оснований для удовлетворения требования Администрации о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного Обществом и Агросервисом.

Ситуация, рассматриваемая данным судебным актом, заключалась в следующем.

Кто такой добросовестный приобретатель?

Понятие «добросовестный приобретатель» вводит Гражданский Кодекс России. Статья 302 ГК определяет его как лицо, которое на возмездной основе приобрело имущество у лица, не имевшего законных оснований его отчуждать, о чем приобретатель знать не мог.

Если приобретателю движимого и недвижимого имущества, которым является квартира, автомобиль, земельный участок, было известно, что продавец завладел имуществом незаконно и не имел права его отчуждать, то такого приобретателя нельзя назвать добросовестным.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что статус «добросовестного» у приобретателя появляется в двух случаях:

  • в случае приобретения имущества (автомобиля, квартиры, участка) у лица, которое не имело права его отчуждать;
  • в случае, если приобретатель имущества не знал и не мог знать об отсутствии права на отчуждение имущества у лица, которое являлось продавцом.

Содержание понятия добросовестного приобретателя определяется наличием обоих указанных выше факторов. Именно они подлежат доказыванию в судебном порядке в случае возникновения спорных ситуаций.

Следует заметить, что судебная практика признает принцип «презумпции добросовестности», который предполагает, что приобретатель всегда является законным, пока не доказано обратное. Однако добросовестность приобретателя резюмируется наравне с владельцем недвижимого имущества.

Возникает противоречие, которое приводит к спорной ситуации. Обзор судебной практики показывает, что, принимая решение о добросовестности или недобросовестности того или иного приобретателя, суды исходят из того, проявлял ли покупатель разумную осторожность, заключая сделку купли-продажи.

Разумная осторожность при заключении сделки может заключаться в следующем:

  • принимал ли покупатель меры для того, чтобы выяснить являются ли права лица, которое отчуждает имущество законными;
  • производил ли покупатель осмотр квартиры, земельного участка, автомобиля перед приобретением;
  • соответствует ли цена приобретения недвижимости рыночной или же является заниженной.
  • знал ли приобретатель имущества о существовании притязаний третьих лиц на приобретаемую недвижимость.

В свою очередь истец должен доказать наличие у него прав собственности на спорное имущество, а также тот факт, что имущество находится у незаконного владельца.

Как пример в пользу добросовестного приобретателя было отмечено Постановление ЕСПЧ от 06 декабря 2011 года по делу Гладышева против России.

Истребование имущества у добросовестного приобретателя

Ст. 302 ГК РФ предусматривает ряд случаев, когда, даже несмотря на наличие государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество, собственник может потребовать у добросовестного приобретателя вернуть имущество:

  1. При возмездном приобретении покупателем — при наличии доказательств, свидетельствующих, что имущество:
    • собственником или его представителем, уполномоченным на владение, было утеряно;
    • было у них похищено;
    • выбыло из владения другим путем против их воли.
  2. При безвозмездном приобретении — без каких-либо дополнительных условий.

Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденном президиумом 01.10.2014, указал, что в том случае, если жилое помещение получено владельцем не от собственника, собственник вправе истребовать его посредством виндикационного иска (ст. 301 ГК РФ).

ВАЖНО! Возможность истребовать недвижимое имущество у добросовестного приобретателя имеется также и тогда, когда, несмотря на возмездность приобретения, передача недвижимости во владение добросовестному приобретателю фактически не состоялась по той причине, что собственник сам продолжал пользоваться этим имуществом (п. 6 информационного письма № 126).

Существенное занижение договорной цены недвижимого имущества по отношению к его рыночной стоимости может быть расценено судом в качестве обстоятельства, указывающего на сговор сторон, а, следовательно, на возможность истребования такого имущества у покупателя (п. 9 информационного письма № 126).

2015 Ф04-23620 2015.

Нормативное регулирование правоотношений

Чтобы найти ответы на все вопросы, придется поднять пласт законодательства:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации (ст. 301 и ст. 302);
  • Обзор суд. практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от граждан по искам госорганов и органов местного самоуправления, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25 ноября 2015 г. (касается случаев «самовольного строительства»);
  • Пост. Конституционного Суда РФ от 22 июня 2017 г. N 16-П (постановление Конституционного суда признает одну часть норм ст. 302 ГК РФ соответствующей Конституции, а другую – несоответствующей);
  • Пост. Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 под названием «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности, а также других вещных прав».
  • Необходимо будет пересмотреть судебную практику (апелляционное определение Санкт-Петербургского горсуда за 13.09.2016 № 33-18592/2016; определение ВС РФ от 24.05.2016 № 4-КГ16-11; апелляционное определение ВС Р. Марий Эл от 01.12.2016 по делу № 33-2184/2016, а также многие другие).

    Традиционно суды отталкиваются от принципа добросовестности приобретателя. Но ничто не мешает вам подтверждать и доказывать добросовестность (чеки, квитанции, договор).

    Кто такой добросовестный приобретатель недвижимого имущества или движимых вещей.

    ВС пояснил, когда добросовестность приобретателя не подлежит сомнениям

    Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС17-13675 по делу № A41-103283-2015, согласно которому лицо может быть признано добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неправомочным отчуждателем.

    Как следует из решения ВС, в 2010 г. Администрация заключила с ОАО договор аренды земельного участка сроком на 15 лет. Впоследствии ОАО и Общество заключили соглашение о передаче последнему прав и обязанностей арендатора по договору аренды в пределах срока его действия. Затем Общество заявило о намерениях построить на участке предприятие для переработки и хранения сельскохозяйственной продукции, что и было сделано после получения соответствующих разрешений.

    Построив предприятие, Общество обратилось в Администрацию с заявлением о выкупе арендованного земельного участка, ссылаясь на нахождение на нем принадлежащих ему объектов недвижимости. Администрация приняла постановление, в котором согласилась с требованиями Общества и заключила с ним договор купли-продажи участка. Получив участок в собственность, Общество продало его и находящиеся на нем постройки Агросервису.

    В дальнейшем проверкой Министерства имущественных отношений было выявлено существенное превышение площади проданного Обществу участка по отношению к площади здания, расположенного на нем на момент продажи. В связи с этим Администрация обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи участка, заключенного между Администрацией и Обществом, применении последствий данной сделки в виде признания недействительным договора купли-продажи между Обществом и Агросервисом о прекращении права собственности последнего на данный участок и исключении из ЕГРП соответствующей записи, а также об истребовании участка из чужого незаконного владения Агросервиса. В качестве основного довода истец указал, что земельный участок был предоставлен Обществу в собственность с нарушением законодательства.

    Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спорные договоры купли-продажи являются недействительными, однако не истребовал участок из владения Агросервиса, признав его добросовестным приобретателем по возмездной сделке, поскольку участок выбыл из владения собственника по воле Администрации, осуществляющей распоряжение им, и при ее активном участии.

    Суд апелляционной инстанции согласился с выводом первой инстанции о ничтожности спорных договоров купли-продажи, но, сославшись на ст. 273, 301, 302 ГК РФ и ст. 36 и 11.9 Земельного кодекса, все же истребовал спорный земельный участок из владения Агросервиса и обязал передать его Администрации, посчитав, что компания не может быть признана добросовестным приобретателем. Эту позицию поддержал и суд округа.

    Однако Судебная коллегия ВС РФ посчитала, что суд первой инстанции, признавая недействительным договор купли-продажи, заключенный Обществом и Агросервисом, а другие суды, отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в иске Администрации об истребования спорного участка из владения Агросервиса и удовлетворяя данное требование Администрации, неправильно применили нормы материального права.

    Суд сослался на п. 1 ст. 302 ГК РФ, которой установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать, то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

    Также ВС РФ сослался на позицию Европейского Суда по правам человека, согласно которой, если речь идет об общем интересе, публичным властям надлежит действовать своевременно, надлежащим образом и максимально последовательно. ЕСПЧ также указывал, что ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно при отсутствии иных конфликтующих интересов; риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица.

    Верховный Суд также указал, что у апелляционного и кассационного судов не было оснований для опровержения вывода первой инстанции о признании Агросервиса добросовестным приобретателем, со ссылкой на то, что он должен был предположить незаконность сделки по предоставлению участка в собственность Общества ввиду существенного превышения площади участка по отношению к размерам расположенных на нем объектов недвижимости. «Нарушение предусмотренного ранее действовавшими ст. 33 и 36 ЗК РФ порядка предоставления земельного участка в собственность Общества является основанием для признания договора недействительным, но не может быть в данном деле критерием для оценки добросовестности последнего приобретателя участка», – указал ВС.

    Также Суд отметил, что истребование в пользу Администрации у Агросервиса земельного участка, на котором расположены законно приобретенные им объекты недвижимости, противоречит закрепленному в подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ принципу единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов.

    «Поскольку надлежащим способом защиты интересов собственника является виндикационный иск, предъявляемый к последнему приобретателю имущества, и в данном деле спор о праве собственности на участок между Администрацией и Агросервисом подлежал рассмотрению только путем предъявления виндикационного иска, в удовлетворении которого суд первой инстанции правильно отказал, у судов не имелось правовых оснований для удовлетворения требования Администрации о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного Обществом и Агросервисом», – заключил Верховный Суд.

    Руководитель Экспертно-аналитического центра юридической компании LDD Андрей Руднев считает, что в данном случае позиция Судебной коллегии обоснованна и соответствует ГК РФ, Постановлению Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 20 апреля 2010 г. № 10/22, Постановлению КС РФ от 22 июня 2017 года № 16-П, которыми признано, что добросовестным приобретателем недвижимого имущества, право на которое подлежит государственной регистрации, является приобретатель.

    «Если только из установленных судом обстоятельств дела с очевидностью не следует, что это лицо знало об отсутствии у отчуждателя права распоряжаться данным имуществом или не проявило должной разумной осторожности и осмотрительности, при которых могло узнать об отсутствии у отчуждателя такого права. Эти положения относятся к недвижимому имуществу, собственником которого могут быть физические и юридические лица, в том числе государственные и муниципальные органы», – прокомментировал Андрей Руднев.

    Эксперт считает, что данное определение интересно и тем, что ВС РФ подтвердил позицию Европейского Суда по правам человека. «Это дает возможность при определенных случаях ссылаться одновременно на позиции Судебной коллегии Верховного Суда РФ и ЕСПЧ», – отметил он.

    Адвокат АБ «Яблоков и партнеры» Александр Тамодлин сообщил, что практика обращения в суд по вопросам недействительности сделок и истребования из чужого незаконного владения встречается достаточно часто. При этом эксперт отметил, что применение этих правовых институтов оставляет желать лучшего как со стороны заявителей, так и со стороны судов.

    «Зачастую не спасает даже наличие руководящего Постановления Пленума № 10/22, в котором, казалось бы, эти вопросы “разобраны по косточкам”. Тем отраднее, что в данном деле фундаментально правильное решение было вынесено судом первой инстанции», – оценил эксперт.

    Александр Тамодлин считает, что это определение находится в фарватере ранее сформированной позиции, но представляет определенный интерес: «На конкретном примере фактически сформулирована позиция относительно отсутствия у последнего приобретателя обязанности предполагать возможную незаконность при переходе права от государства или муниципалитета к первому частному собственнику. Кроме того, в мотивировочной части определения коллегия, полагаю, не просто ради красного словца сослалась на положения ч. 2. ст. 167 ГК РФ об обязанности стороны возместить стоимость полученного по недействительной сделке при невозможности вернуть в натуре. Возможно, это завуалированное указание на надлежащий способ защиты нарушенного права в ситуации, когда имущество не может быть истребовано у добросовестного приобретателя».

    В связи с этим Администрация обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи участка, заключенного между Администрацией и Обществом, применении последствий данной сделки в виде признания недействительным договора купли-продажи между Обществом и Агросервисом о прекращении права собственности последнего на данный участок и исключении из ЕГРП соответствующей записи, а также об истребовании участка из чужого незаконного владения Агросервиса.

    Кто является добросовестным приобретателем? Как и какими средствами доказать, что имеешь право на защиту?

    В настоящее время, при совершении крупных сделок, особенно сделок с недвижимостью, покупатели, как правило, очень осторожны, пользуются квалифицированной помощью риэлторов или юристов, которые помогают собрать необходимый пакет документов для регистрации сделки.

    Читайте также:  Предоставление детского вычета алиментщику

    Но в жизни случается разное… и порой, в один не прекрасный момент, казалось бы положительно заключенная сделка, оспаривается в судебном порядке какими-то «заинтересованными» лицами.

    Как правило, простой обыватель, попавший в подобную ситуацию, просто впадает в ступор и не знает, что ему нужно делать, как он может защитить свои права.

    В настоящей статье проведем небольшой анализ данной проблематики, чтобы появилась какая-то ясность в действиях по защите своих прав.

    Кто такой добросовестный приобретатель? Какие критерии допустимой защиты существуют?

    Законодательством установлено кто может получить защиту в качестве добросовестного приобретателя, согласно п. 1 ст. 302 ГК РФ – законодатель определяет добросовестного приобретателя — как лицо, которое на возмездной основе приобрело имущество у лица, не имевшего законных оснований его отчуждать, о чем приобретатель знать не мог.

    Приобретателя можно однозначно рассматривать как добросовестного и имеющего право на защиту от истребования у него его приобретения, если он отвечает таким критериям:

    1) Он не знал и не имел возможности узнать о том, что приобретает имущество не у собственника или его надлежащего представителя, а у человека, который вовсе не был наделен правом на отчуждение.

    2) Приобрел имущество на возмездной основе (иными словами, не получил его в дар, а предоставил равноценное возмещение — деньги или иные материальные или нематериальные ценности).

    Когда добросовестность приобретателя оспаривается и встает вопрос о наличии у него осведомленности относительно полномочий продавца, то в качестве доказательств можно представить документы, подтверждающие наличие между сторонами:

    — участия в уставных капиталах организаций;

    — иных форм аффилированности.

    Особенности добросовестного приобретателя недвижимого имущества.

    Добросовестный приобретатель недвижимости отличается от любого другого тем, что приобретение им права собственности на такое имущество связано с процедурой государственной регистрации.

    — Во-первых, совершение акта регистрации со стороны государственной власти обуславливает момент наступления права собственности;

    — Во-вторых, предоставляет правообладателю особую защиту.

    Согласно общему правилу, закрепленному в абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ, право собственности на объект недвижимости возникает у добросовестного приобретателя с момента государственной регистрации отчуждения этого имущества. Оспаривание зарегистрированного права собственности добросовестного приобретателя допускается только путем истребования такого имущества и только в случаях, установленных законом.

    Следует заметить: К добросовестному приобретателю недвижимости судебные органы предъявляют особые требования. Они связаны прежде всего с проявлением покупателем особой осмотрительности при совершении сделки.

    Так, Арбитражный суд Поволжского округа в своем постановлении от 01.11.2016 № Ф06-12185/2016 прямо указывает на должную осмотрительность в качестве правоустанавливающего критерия при оценке добросовестности покупателя при заключении договора купли-продажи. В данном деле суд отказал покупателю в защите, так как ему должно было быть известно, что недвижимость продавцом ранее не была оплачена, а перепродавалась по стоимости ниже рыночной.

    Покупатель недвижимости должен проявить должную осмотрительность, то есть доподлинно выяснить все обстоятельства, касающиеся:

    — личности продавца, его правового статуса и наличия у него прав на распоряжение недвижимостью;

    — соответствия продаваемого объекта данным, изложенным в договоре и содержащимся в соответствующем государственном реестре;

    — отсутствия возможных притязаний на объект со стороны третьих лиц;

    — наличия согласия или одобрения со стороны третьих лиц или государственных органов/организаций, если таковые требуются в соответствии с законодательством.

    Истребование имущества у добросовестного приобретателя

    Статья 302 ГК РФ предусматривает ряд случаев, когда, несмотря на наличие государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество, собственник может потребовать у добросовестного приобретателя вернуть имущество:

    При возмездном приобретении покупателем — при наличии доказательств, свидетельствующих, что имущество:

    — собственником или его представителем, уполномоченным на владение, было утеряно;

    — было у них похищено;

    — выбыло из владения другим путем против их воли.

    — при безвозмездном приобретении — без каких-либо дополнительных условий.

    Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденном президиумом 01.10.2014, указал, что в том случае, если жилое помещение получено владельцем не от собственника, собственник вправе истребовать его посредством виндикационного иска (ст. 301 ГК РФ).

    Следует заметить: Возможность истребовать недвижимое имущество у добросовестного приобретателя имеется также и тогда, когда, несмотря на возмездность приобретения, передача недвижимости во владение добросовестному приобретателю фактически не состоялась по той причине, что собственник сам продолжал пользоваться этим имуществом (п. 6 информационного письма № 126).

    Существенное занижение договорной цены недвижимого имущества по отношению к его рыночной стоимости может быть расценено судом в качестве обстоятельства, указывающего на сговор сторон, а следовательно, на возможность истребования такого имущества у покупателя (п. 9 информационного письма № 126).

    Особенности, связанные с добросовестным приобретением земельного участка

    Не требует специального разъяснения тот факт, что земельные участки относятся к недвижимому имуществу, а следовательно, имеют все те же особенности, о которых указывалось выше.

    Не может быть признан добросовестным приобретателем покупатель самовольной постройки, расположенной на земельном участке, который был истребован из чужого незаконного владения. К такому выводу пришел президиум ВАС РФ в информационном письме «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 ГК РФ» от 09.12.2010 № 143 (п. 11).

    Существуют особенности, связанные с истребованием земельных участков, входящих в состав лесного фонда. В соответствии со ст. 8 Лесного кодекса РФ право собственности на такие участки может принадлежать только Российской Федерации. Из этого следует, что участки лесного фонда могут быть истребованы в любом случае, даже если их покупатель мог бы быть признан добросовестным приобретателем. Так, президиум Псковского областного суда встал на сторону прокурора и признал отсутствующим право собственности на участок лесного фонда, зарегистрированное ранее за гражданином, несмотря на то, что участок был приобретен последним по возмездной сделке (постановление от 24.10.2014 № 4-г-281/2014).

    Должная осмотрительность добросовестного приобретателя будет поставлена под сомнение, если он проигнорировал несоразмерность площади земельного участка по отношению к площади постройки, а также несоответствие назначения земельного участка, содержащегося в кадастровых документах, назначению, указанному в договоре (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.10.2015 № Ф04-23620/2015).

    Не могут также получить защиту добросовестные приобретатели земельных участков, если продавцы таких участков приобрели право собственности на них на основании судебных постановлений, которые были впоследствии отменены. К такому выводу пришел Верховный суд РФ в своем определении от 24.05.2016 № 18-КГ16-32.

    Исковое заявление о добросовестном приобретении

    Иски, предъявляемые в суд и предполагающие исследование вопросов относительно добросовестного приобретения, можно условно разделить на 2 большие группы:

    — Исковые заявления об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (ст. 301, 302 ГК РФ).

    Правила о виндикационных исках следует применять и при рассмотрении исков, когда истребование осуществляется в качестве последствия недействительной сделки (п. 35 постановления от 29.04.2010 Пленума Верховного суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», далее — постановление № 10/22).
    Следует заметить: При составлении искового заявления об истребовании имущества необходимо привести доказательства наличия у истца права собственности. Таким доказательством в отношении объектов недвижимого имущества служит выписка из ЕГРН.

    Если собственник не может доказать свое право с помощью этого документа, он вправе представить иные доказательства, в силу которых можно установить его права на спорное имущество. Однако данные из реестра государственной собственности или сведения о балансовой принадлежности имущества в данном случае не могут расцениваться как надлежащие доказательства (п. 36 постановления № 10/22).

    — Требования о признании добросовестным приобретателем.

    Такие требования могут быть заявлены в качестве первоначального иска, но чаще всего являются ответной мерой (то есть встречным иском) на заявление об истребовании. Основанием доказательной базы в этом случае должны стать:

    — документы и иные доказательства, подтверждающие возмездность сделки;

    — документы и иные доказательства, свидетельствующие, что покупатель не располагал информацией о том, что продавец не имел права на отчуждение имущества.

    Следует заметить: Внесение спорной недвижимости в качестве вклада в уставный капитал признается судами возмездной сделкой, так как в ответ участник приобретает право участия в корпорации (п. 37 постановления № 10/22).

    Таким образом, при заключении крупных сделок, приобретении недвижимого имущества, не лишним будет перестраховаться и затребовать чуть больше документов, чем формально положено по закону, чтобы проявить особую осмотрительность при совершении сделки.

    Какие критерии допустимой защиты существуют.

    Когда квартиру могут изъять у добросовестного Покупателя?

    Когда квартира продана неправомочным Продавцом, то иногда закон допускает, чтобы она осталась в собственности добросовестного Покупателя жилья (в этом и есть основной смысл этого юридического понятия). Но такое случается не всегда. Суд может и изъять квартиру из «незаконного владения». Это называется – Откроется в новой вкладке.”>виндикация (см. определение в Википедии).

    Закон однозначно указывает, в каких случаях возможно изъятие квартиры у добросовестного приобретателя (Откроется в новой вкладке.”>ст. 302 ГК РФ).

    А именно – если квартира была продана явно и однозначно помимо воли ее настоящего собственника. В остальных случаях суд на свое усмотрение может допустить, чтобы квартира осталась у Покупателя, если сочтет его добросовестным. В том числе – если выяснится, что настоящий собственник знал о продаже квартиры, и не препятствовал этому.

    Либо суд может признать сделку недействительной и, как следствие этого, применить уже не виндикацию, а Откроется в новой вкладке.”>реституцию – то есть обоюдный возврат: Покупателю денег, а Продавцу – квартиры.

    Решение суда о применении виндикации будет зависеть от того, знал ли Покупатель, заключая Откроется в новой вкладке.”>Договор купли-продажи, что Продавец квартиры не является ее полноправным хозяином, или его права на квартиру незаконны, или оспариваются в данный момент в судебном порядке. Другими словами, для суда важно знать, что заключая сделку, Покупатель поступал добросовестно!

    Суд не посчитает добросовестным Покупателем квартиры того, кто знал или должен был знать о том, что она продается без ведома ее настоящего хозяина (Откроется в новой вкладке.”>п.1, ст.167 ГК РФ). И в этом случае применяется та самая виндикция (изъятие квартиры без компенсации).

    До 2020 года суд мог на свое усмотрение не признать Покупателя жилья добросовестным, если тот не предпринял «разумных и достаточных мер» по проверке законности сделки. Формулировка «разумные и достаточные меры» нагоняла тумана и могла трактоваться в разных судах по-разному. У Покупателя тогда было мало шансов отстоять свои права на недвижимость.

    При этом, в судебной практике было достаточно эпизодов, когда квартиру отнимали у Покупателя и возвращали прежнему собственнику без всяких компенсаций Покупателю (формально – изъятие из незаконного владения). А само понятие «добросовестный приобретатель» определялось и применялось на усмотрение конкретного судьи. Например, известны многочисленные случаи, когда квартиры были приватизированы по подложным документам и благополучно проданы, после чего по иску госорганов их отбирали у ошарашенных Покупателей и возвращали в собственность государства или муниципалитета.

    До 2020 года добросовестные Покупатели квартир не имели возможности эффективно отстаивать свои права, т.к. для этого у них не было внятных законных оснований. Но с 01 января 2020 года, ситуация изменилась в пользу Покупателей (см. ниже).

    В том числе если выяснится, что настоящий собственник знал о продаже квартиры, и не препятствовал этому.

    Квартирный вопрос

    Наталье Зибровой* принадлежала однокомнатная квартира в Москве. После смерти Зибровой квартиру переписали на Евгению Жарикову*. Она обратилась к нотариусу и указала, что Зиброва – ее мать и они жили вместе. После получения квартиры в собственность Жарикова продала ее Максиму Верцаеву*, а тот зарегистрировал в «однушке» отца.

    Уже после продажи квартиры департамент горимущества Москвы подал в суд: в иске ДГИ настаивал, что Жарикова соврала о совместном проживании, вовремя не доказала принятие наследства, следовательно, квартира – выморочное имущество. ДГИ потребовал признать недействительным свидетельство о праве на наследство, изъять квартиру и выселить последних жильцов без предоставления им другого жилья, поскольку сделка по передаче им квартиры была недействительной.

    Первая инстанция, Нагатинский районный суд, оставила требования ДГИ без удовлетворения. Районный суд указал, что Жарикова – наследница первой очереди, а ДГИ вовремя не зарегистрировал право на выморочное имущество. Верцаев же – добросовестный приобретатель квартиры, который проверил все по ЕГРН.

    В апелляции, Мосгорсуде, (определение от 30 июля 2018 года) решение первой инстанции отменили и приняли новое. В нем отменили свидетельство о праве на наследство и признали продажу квартиры недействительной, сославшись на то, что документы, подтверждающие совместное проживание, подложные. Суд решил, что надо забрать квартиру у Верцаева, признать право собственности за Москвой и выселить жильцов. При этом доводы покупателя жилья о том, что он всё проверил перед совершением сделки, суд отклонил. В определении указали, что ему следовало проверить целый ряд обстоятельств и документов. Например, нужно было посмотреть на свидетельство о рождении Жариковой и выяснить, почему она долго не оформляла право собственности на «однушку», а через месяц после оформления продала жильё. Также в апелляции сочли, что покупателю надо было проверить копию паспорта Жариковой. Он бы узнал, что она неоднократно меняла паспорт, в том числе незадолго до совершения сделки, не проживала с наследодателем и находилась не в Москве. Это, заключили в Мосгорсуде, заставило бы Верцаева усомниться в том, что Жарикова владеет квартирой законно. Но покупатель «не проявил достаточную степень осмотрительности и добросовестности при заключении договора», решил суд. Также суд отметил, что квартира была приобретена по заниженной стоимости.

    Мосгорсуд предъявил приобретателю такие требования, которые делают приобретение невозможным. Так, возложение на него проверки действий нотариуса по выдаче свидетельства о праве на наследство – это, с одной стороны, практически подрывает сам смысл существования нотариата как специального института, предназначенного для проверки этих обстоятельств, более того, такого, чьи акты должны приниматься всеми как юридически достоверные. А с другой – требует от приобретателя практически невозможного: проверки того, о чем у него нет никакой информации.

    Александр Латыев, партнер Intellect

    По оценке Юлии Бузановой, партнера Содружество Земельных Юристов Содружество Земельных Юристов Федеральный рейтинг группа Коммерческая недвижимость Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство средние и малые споры – mid market 7 место По выручке на юриста Меньше 30 Юристов 39 место По выручке 41-42 место По количеству юристов Профайл компании , отмененный акт суда апелляционной инстанции носит весьма поверхностный характер.

    Как покупатель может себя защитить

    Покупка имущества, на которое притязают другие лица, является неприятным моментом для каждого человека. В этом случае можно лишиться своих ценностей, а при этом сложно будет вернуть деньги. Поэтому желательно разобраться в том, какими способами может человек защититься, чтобы предотвратить общение с мошенниками.

    Читайте также:  Оформление права собственности на квартиру в ипотеке

    К основным таким советам относится:

    • перед подписанием контракта и оформлением сделки надо самостоятельно или с помощью профессиональных специалистов проверить покупаемое имущество на юридическую чистоту;
    • следует изучить историю продаж конкретной недвижимости или транспорта, так как если предмет постоянно продается и покупается, то это должно вызывать подозрения;
    • важно убедиться, что продавец является реальным владельцем имущества, а при этом он должен быть дееспособным, поэтому желательно потребовать от него получения соответствующей медицинской справки;
    • если продавец выполняет все действия на основании доверенности, то надо обратиться к нотариусу, выдавшему документ, чтобы убедиться в его действительности и подлинности, а также все равно следует настаивать на встрече с настоящими владельцами, чтобы спросить у них, действительно ли они желают продать имущество;
    • в соглашении надо прописывать настоящую покупную цену, а не заниженный показатель, как это часто просят продавцы, чтобы снизить размер налога;
    • передавать средства надо с одновременным составлением расписки, где указывается точная сумма, причем желательно формировать ее при двух свидетелях.

    Какчерез суд оформить прав собственности на квартиру? Узнайте тут.

    Узнайте тут.

    Практические аспекты применения ст. 302 ГК РФ

    Бремя доказательства своей добросовестности ложится на приобретателя. С одной стороны это несколько не соответствует принципу презумпции добросовестности осуществления участниками гражданских правоотношений своих субъективных прав, закреплённому в п. 3 ст. 10 ГК РФ. С другой — положения ст. 302 ГК РФ просто потеряют смысл, если окажется, что приобретатель знал о порочности сделки, но всё равно на неё пошёл. К примеру, знал о том, что в реальности права на вещь принадлежат другому лицу, а продавец действует вопреки закона, как минимум совершая правонарушение.

    Доказывать свою честность не приходится посредством оправдания в том, что ответчик не провёл собственного расследования. Нужно лишь убедить суд в отсутствии сведений об истинной природе сделки, указав, к примеру, что ему были представлены документы или свидетельства обладания тем лицом, с которым он совершает сделку, правами на вещь, что он приобрёл.

    Если сделку совершило лицо, лишённое дееспособности по решению суда, то в ряде случаев приобретатель не имеет возможности узнать об этом. Информацию мог бы предоставить опекун и законный представитель, но если он этого не сделал, то значит нет оснований считать приобретателя недобросовестным. Правда, никаких преимуществ ему это не даст, поскольку такие сделки признаются недействительными в силу правила ст. 171 ГК РФ. Однако возможны ситуации, когда недееспособность признаётся судом позже сделки, а на момент её совершения лицо оставалось юридически дееспособным, хотя на практике уже тогда не могло полностью понимать значимость своих поступков. Вот в таком случае опекуну ничего не остаётся, как прибегать к положениям ст. 302 ГК РФ.

    Немаловажное значение имеет и цена. Если окажется, что она соответствует средней рыночной по региону, то это будет весомым критерием для того, чтобы считать приобретателя добросовестным. Это нужно в силу того, что недобросовестность является неоспоримым фактором того, что вещь, приобретённая в силу совершения сделки, должна быть возвращена владельцу. В таком случае суд признаёт сделку недействительной. Если же это не повлечёт за собой фактический возврат, владелец вправе инициировать иск о неосновательном обогащении.

    При наличии добросовестности приобретателя дело обстоит гораздо сложнее, а суды разных инстанций очень часто придерживаются противоположных точек зрения на одно и тоже дело.

    Так, п. 2 ст. 302 ГК РФ устанавливает норму, согласно которой безвозмездное приобретение имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, даёт собственнику право истребовать имущество во всех случаях. Но это не означает, что если один совершеннолетний и дееспособный гражданин подарит другому какую-то вещь, то одариваемый должен будет тут же её вернуть, когда того потребует жена дарителя. Несмотря на то, что семейное имущество является совместно нажитым, даритель имел право распоряжаться вещью. Окончательное решение суда будет зависеть от ряда факторов. Скорее всего суд сочтёт, что правила ст. 302 ГК РФ для такой ситуации неприменимы вовсе, именно в силу того, что участники долевой собственности несут коллегиальную ответственность.

    Судебная практика показывает, что в случае добровольной передачи собственником правомочия владения вещью другому лицу, которое в силу этого неправомерно отчуждает вещь, неблагоприятные последствия в виде отсутствия возможности виндикации вещи у добросовестного возмездного приобретателя возлагаются на собственника в качестве определённой санкции за неосмотрительность в выборе контрагента.

    Такой же подход распространяется и на случаи, когда отчуждение вещи, являющейся коллективной семейной собственностью, происходит одним членом семьи без согласия других. В судах полагают, что до тех пор, пока сохраняется семейная общность, невозможно обвинить покупателя чего-то, что продаёт совершеннолетний сын, не спросясь родителей. В случае же, если он страдает каким-то расстройством личности или аддикцией, то нужно воспользоваться правилами о частичном ограничении его в дееспособности с назначением попечителя. Если этого не сделано, то не следует сетовать на то, что распродаются семейные ценности.

    Следует отметить, что ст. 302 ГК РФ тесно связана с темой недействительности сделок, а многие практические вопросы её применения до сих пор не имеют однозначных ответов. Наиболее острое выражение полемика имела в период массового оспаривания результатов приватизации и имеет по делам о жилой недвижимости. ВАС РФ изложил свою позицию о недопустимости удовлетворения иска о применении последствий недействительности сделки в ситуациях, когда спорное имущество не подлежит виндикации.

    Это особо было выделено в Постановления Пленума ВАС РФ № 8. ВС РФ практически абстрагировался от полемики, в связи с чем решающим стало мнение Конституционного Суда РФ. Его позиция сводится к тому, что при отсутствии условий для удовлетворения виндикационного требования общий механизм приведения сторон в первоначальное положение посредством реституции, предполагающий лишение третьего лица, возмездно и добросовестно приобретенного имущества, не применяется. Поэтому общее число исков, удовлетворённых именно по правилам ст. 302 ГК РФ, крайне мало.

    Саму же собственность у Агросервиса не истребовал, сочтя его добросовестным приобретателем.

    Что такое добросовестность при приобретении недвижимости? // Новелла ст. 8.1 ГК РФ

    Неплохое добавление в п. 6 ст. 8.1 ГК РФ вступит в силу с 1 января:

    “Приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (статьи 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него.”

    Что это означает?

    Во-первых, это должно отправить на свалку истории (где ему самое место) мнение о том, что при совершении сделок с недвижимостью надо изучать документы-основания приобретения права отчуждателем. Мы не в Штатах. Законодатель задает достаточный стандарт осмотрительности: посмотри реестр. Если отчуждатель записан в нем как собственник, нет записей об ограниченных вещных права, договорах аренды, арестах или отметок о притязаниях, то можно идти на сделку.

    Во-вторых, это означает, что нет никакой презумпции добросовестности, и в пленуме № 25 ошибка, а вот 10/22 был прав (собственно, он велик сам по себе, вне времени и пространства). Приобретатель должен ДОКАЗАТЬ, что он добросовестный, что он смотрел реестр и на тот момент из реестра не было видно, что отчуждатель не имеет права на недвижимость.

    В-третьих, добросовестность, доказанная приобретателем, разумеется, опровержима. Для этого могут быть использованы самые разные доказательства. Например, родственная или корпоративная связь между отчуждателем и приобретателем; из выписки видно, что отчуждатель приобрел недвижимость незначительное время назад и сразу же ее отчуждает. Сложный вопрос с осмотром недвижимости. С одной стороны, действительно, в обороте иногда принято осматривать приобретаемое помещение, и такой осмотр может дать какой-то повод для сомнений в праве отчуждателя (например, в приобретаемой квартире забаррикадировался кто-то и не пускает записанного в реестр потенциального отчуждателя, утверждая, что собственник – он). С другой стороны, идея осмотра не должна быть довлеющей над реестром. Я знаю примеры приобретения недвижимости удаленно, безо всякого осмотра. В этом случае вряд ли правильно внереестровые возражения учитывать для определения добросовестности приобретателя. Ведь тот же забаррикадировавшийся в квартире вполне может сделать отметку о притязании в реестре.

    • 10073
    • рейтинг 10

    Если опустить случаи с отметками, обременениями, ограничениями и т.

    Статья 302. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

    1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

    2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

    3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

    4. Суд отказывает в удовлетворении требования субъекта гражданского права, указанного в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса, об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя, не являющегося таким субъектом гражданского права, во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истца истекло три года со дня внесения в государственный реестр записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения. При этом бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности приобретателя, или обстоятельств выбытия жилого помещения из владения истца несет субъект гражданского права, указанный в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса.

    Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать добросовестный приобретатель , то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

    Комментарий к ст. 302 ГК РФ

    1. Вводя ограничения на виндикацию и обеспечивая этим баланс интересов собственника и добросовестного приобретателя, закон исходит из принципа “наименьшего зла”. В основе установленного порядка виндикации лежит несколько взаимосвязанных критериев: а) добросовестность (недобросовестность) приобретателя; б) возмездность (безвозмездность) приобретения имущества; в) характер выбытия имущества из владения собственника.

    2. Так, во всех случаях у добросовестного и возмездного приобретателя имущество подлежит виндикации, если оно выбыло помимо воли собственника. Такое правило основано на предположении, что добросовестный приобретатель может защитить свои интересы, предъявив соответствующие требования к отчуждателю, личность которого ему либо известна, либо больше вероятности, что будет установлена.

    В свою очередь, правила о виндикации в отношении недобросовестного приобретателя применяются вне зависимости от того, приобретено ли имущество безвозмездно и ввиду каких обстоятельств выбыло из владения собственника. Объясняется это тем, что недобросовестность приобретателя исключает наличие каких-либо преимуществ по сравнению с собственником.

    Если же имущество приобретено безвозмездно, виндикация допускается безотносительно таких критериев, как недобросовестность и обстоятельства выбытия. Считается, что в случае с безвозмездным приобретателем интересы собственника признаются приоритетными, поскольку при истребовании имущества незаконный владелец не несет никаких имущественных потерь, обусловленных приобретением вещи, а ст. 303 ГК гарантирует возмещение расходов по содержанию имущества.

    3. Однако в описанном порядке безусловной виндикации установлены следующие ограничения.

    Во-первых, из п. 1 комментируемой статьи следует, что если имущество, приобретенное добросовестно и возмездно, выбыло из владения собственника по его воле, в том числе в результате заключения договоров аренды, хранения и т.п., виндикация невозможна (п. 19 письма ВАС N 13). Предполагается, что в таких случаях собственник несет риск выбора ненадлежащего контрагента, ввиду чего приоритет отдается защите интересов приобретателя.

    Во-вторых, п. 3 комментируемой статьи установлен запрет на виндикацию добросовестно и, главное, безвозмездно приобретенных денег и ценных бумаг на предъявителя. Считается, что причинами введения данного правила являются, в частности, необходимость обеспечения стабильности гражданского оборота с учетом высокооборотности указанных вещей; трудности с индивидуализацией имущества (например, деньги признаются сугубо родовыми вещами, а виндикация возможна только в отношении индивидуально-определенного имущества). Правда, это правило сформулировано неоправданно жестко. Если допустить, что в конкретном случае деньги или ценные бумаги на предъявителя были изначально определенным образом индивидуализированы (в том числе посредством запечатывания в конверт и т.п.) и такая индивидуализация на момент предъявления иска сохранилась, то вряд ли можно усмотреть объективные препятствия для виндикации.

    В-третьих, сопоставление п. п. 1 и 2 комментируемой статьи позволяет сделать вывод, что правило о возможности виндикации при безвозмездном приобретении имеет еще одно исключение, когда возникает цепочка добросовестных приобретателей, а вещь виндицируется у лица, которое безвозмездно получило ее у добросовестного возмездного приобретателя (например, в результате дарения, наследования и т.п.). В указанном случае решение вопроса о виндикации должно основываться на положениях п. 1 комментируемой статьи об истребовании имущества у возмездного приобретателя, поскольку иначе последний необоснованно ограничивался бы в распоряжении вещью.

    4. Следует отметить, что применение правил о виндикации затруднено в связи с невозможностью законодательно формализовать содержание используемых критериев. Так, понятие “недобросовестность” раскрыто в ГК через такие оценочные и субъективные признаки, как “(не) знал или (не) должен был (мог) знать”. Поэтому при оценке недобросовестности должны приниматься во внимание все имеющие значение конкретные обстоятельства дела (в частности, характеристики вещи, цена, время и место приобретения и т.п.).

    Например, судебная практика исходит из отсутствия добросовестности, когда к моменту совершения возмездной сделки имелись притязания третьих лиц, впоследствии признанные обоснованными, если приобретателю о них было известно (абз. 4 п. 24 Постановления ВАС N 8). Однако ввиду закрепления в законодательстве презумпции добросовестности (п. 3 ст. 10 ГК) приобретатель не обязан доказывать наличие обстоятельств, подтверждающих его добросовестность. Поэтому сложно согласиться с противоположным выводом, сделанным в абз. 3 п. 24 Постановления ВАС N 8.

    Равным образом в ГК не раскрывается понятие “выбытие имущества помимо воли собственника”. Законодатель ограничивается указанием на отдельные примеры (в частности, потеря, похищение вещи) и приданием перечню открытого характера. Очевидно, что это не способствует единообразному и адекватному правоприменению, особенно в условиях, когда высшие судебные инстанции уклоняются от дачи соответствующих разъяснений (см. п. 26 Постановления ВАС N 8). Так, нет единства мнений, следует ли считать “иными случаями” выбытие имущества помимо воли, к примеру совершение сделок по отчуждению имущества без получения необходимого согласия (одобрения) органов опеки и попечительства, органов юридического лица и т.п. Поэтому в настоящее время указанную проблему следует решать в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств, притом что собственник должен доказать обстоятельства выбытия имущества из его владения (абз. 2 п. 24 Постановления ВАС N 8).

    Красавчиковой, С.

    Добавить комментарий