Эмоциональные американские горки.

Как может диаметрально меняться положение и впечатление о жизни.

Недавно в выходной день читала запоем книгу – про узников, пленных немецких лагерей еще в фашисткой Германии. Наименование книги рекомендовать не буду, настолько она тяжелая и душевынимательная. Читая ее, солнце у меня перестало светить, лето перестало греть и во всей спальне потянуло как будто могильным холодочком.

Смерти, тяжелые и унизительные, ломание человеческих душ, и ненависть к мучителям которая бывает сильнее смерти, сильнее желания жить, беспредельной и захватывающей все.

Ненависти, которая давала силы, умирая, захватить за собой хотя бы одного своего палача любой ценой, ненависти, которая помогала мужчине в 30 лет, при росте 192 и весом уже в 40 килограммов и множественными переломами и многолетними побоями не только жить, вставать с постели, но и бежать, причем бежать так, что его никто не смог найти и догнать.

Сильное и всепоглощающее чувство, которое дало жизнь во много крат большему количеству людей в те страшные годы гитлеровской Германии, чем любовь.

Те годы, в которые для многих лагерных узников смерть была как радостное избавление «отмучался наконец-то», голод и страшные болезни были ежедневными и неизменными спутниками, страшный, черный день сурка на растрескавшейся от горя земле.

Дочитав книгу, я попадаю в случайный молл, на не менее случайную и нелепую детскую сказку. Странно, что выбор моего спутника в этом киношном вечере пал именно на нее, а не на какой-то фантастический экшн или на худой конец жвачную летнюю комедию, которую так любят выпускать в широкий прокат.

Нет, это был «Большой и добрый великан», от создателей фильма «Поймай меня если сможешь».

Прорисованное, гротескно и тщательно, ломающее и волнующе лицо маленького в сравнении со своими братьями великана – уродство и уютные морщины в уголках теплых и нежных глаз, смешной и коверкающий слова говор, любовь к маленькой девочке и любовь и бесстрашие этой девочки к нему.

Тонны наивности и чистоты, детскости и радости – сказка пролетела как одна минутка под хохот и удивленно-радостные возгласы детей с соседних рядов.

Конечно, добро победило, конечно, злодеи были наказаны, но не сильно, чтобы не было их жаль, и конечно бедная сиротка обрела воистину королевское жилище и друга, который всегда ее слышит и всегда готов прийти на помощь.

Когда я вышла из кино, состояние в душе было – песчаная равнина.

Не было умиления от сказки и не было горького послевкусия после прочтения книги, не было желания планировать дальнейший вечер.

Хотелось просто сидеть в любимом парке, смотреть на колеблющиеся на ветру кроны деревьев, слышать  зеленый, не выгоревший и не выцветший от жары шум листвы и ничего не чувствовать.

07.19.2016