Мать.

_DSC7508 - 0

У моей мамочки нет рака. Пока, пока – она здорова.

Мы будем наблюдать динамику каждые три месяца с обязательными приездами в Краснодар, врачи – онли тут.

Не права я была, когда говорила что нет рук, которые меня ловят –  меня словила и отогрела моя верная, моя любимая сестренка Крис.

Именно на ее плечах была организация консультации одного из лучших онкологов, узи, маммография, все анализы быстро, без очередей, записей, направлений и с результатами в один день, а если быть совсем точной, то в течение парочки часов мы уже все знали.

Онкология – переполненное и страшное, полное молодых и красивых, сутолки очередей и нескончаемых коридоров и переходов, место отсроченной смерти, место борьбы и место надежды.

И именно Крис ругала меня за предыдущую заметку в блоге – потому что маме и так тяжело, и я должна быть сильной, а не показывать как мне больно и страшно, что как близкий родственник я должна быть собранной и позитивной.

И ведь я сама проходила реабилитацию, и как быстро все забылось-то.

Наверное, память сама убирает внутрь пустое и страшное, чтобы мы могли жить без гнетущего багажа.

А потом, сразу с корабля на бал, я увезла маму после больницы в ресторанчик, и мы много смеялись, и никак не могли выбрать из вечно огромного меню «Пиннокио», и обменивались едой, и шутили.

Тем же днем поехали в Майкоп.

И я никуда не ходила – ни гулять, ни плавать, ни смотреть на прекрасную солнечную горную природу моего детства.

Я валялась, и совсем как в воскресение в детстве, обнимала маму, и никуда ее не отпускала.

Даже говорить ни о чем не хотелось, хотелось обнимать, чувствовать ее тепло, кожей впитывать что она жива и здорова, моя прекрасная и такая настоящая любимая женщина.

Папа делал нам чай, влил вечером в пятницу в клацающую от стресса зубами меня рюмку коньяка, в какой-то смешной большой бутылке, которая переворачивается, и только улыбался своими бездонными серыми глазами, обнимал меня и говорил «Веточка, все хорошо, расслабляйся».

В воскресение я уже могла, есть, говорить, хотела в свое гнездо.

Параллельно с этим слушала фоном другую историю – не работающий сын в запое ударил свою мать, и она долго говорила со мной, и плакала мне в трубку, и рассказывала, как она выхаживала его дочь после поставленного дцп, как бесчисленное количество раз давала ему деньги, покупала квартиры, а он вот так вот с ней. Всегда так страшно смотреть, как опускаются некогда казавшиеся нормальными люди, как будто смотришь другую реальность, или затертый русский мыльный сериал.

Параллельно у моего близкого прихворнул пожилой отец, четыре скорые, высокое давление.

Но этот сильный, статный и вековой почти уже дуб не так-то просто покачнуть, и я верю, что все будет хорошо.

А вообще, надо уходить с этой линии, куда меня занесло страхами и болезнями близких, чтобы не встречались такие вот ужасы.

Но занесло еще не сильно, так, передвинуло немного, раз сама здорова.

Вечером я уже открыла дверь своего дома, его стены меня поддерживают всегда и дают силы, как будто это моя глиняная земля из одноименного романа, где героиня мудро думает о части проблем завтра.

Теперь только собрать себя немного, убрать тот страх, что тихой змеей застрял в моей душе, и жить дальше.

Всегда идти вперед.

Всегда благодарить Господа за то, что он нам дает.

Обязательно сходить на исповедь и причастие, очистить душу, и быть благодарной за каждую прожитую минуту, в которой все в твоей семье просто живут.

На фото — льдины, которые выталкивает замерзший Байкал, как что-то инородное, и изжившее себя.

Удивительно сурово и прекрасно!

Elizabeth

Elizabeth

Добавь комментарий

*

:D :-) :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: